Головна » 2012 » Жовтень » 13 » Повесть о приходском священнике 2
12:57
Повесть о приходском священнике 2
[ ?]Решил ехать сразу же на следующий день. Перед поездкой, утром, ещё раз зашёл к родителям Ани, но дома оказалась только её мама Вера Дмитриевна.
- Похудел-то как, - пригласив меня в дом и, проходя на кухню, сказала она, - волосы отпустил, не брился давно.
Она глядела на меня ласковым, нежным взглядом, и на глаза её накатывались слёзы.
- Я же теперь священником стал, - застенчиво проговорил я, опустив голову вниз и нервно комкая в руках старенькую меховую шапку.
Вера Дмитриевна по-доброму улыбнулась и сквозь слёзы спросила:
- Значит уезжаешь?
- Да. В село Покровское Рассветненского района. Там приход дали.
Я хотел, невыносимо хотел спросить тогда об Ане, но молча поднялся со стульчика и, поклонившись теще, произнес слова прощания. Она перекрестила меня и, обняв, вдруг заплакала навзрыд.
Уезжал я с гнетущей тяжестью на душе. Ныло сердце, и такая тоска овладела мною, что хотелось просто плакать. Какой-то особенно долгой и утомительной показалась дорога в райцентр Рассветное, место моего назначения. Старенький автобус с тяжелым ревом медленно петлял по извилистым, заснеженным дорогам, сквозь густые сосновые леса, посадки, убогие деревеньки. Было очень холодно и хотелось есть. К вечеру мороз усилился, и я совсем уже было окоченел в плохо отапливаемом салоне, когда сосед рядом легонько толкнул меня в бок, прокричав на ухо:
- Просыпайся, милок, в твое Рассветное въезжаем!
Рассветное оказалось весьма мрачным, серым городишком со старыми, порой обветшалыми домиками и избушками. В тускнеющем пейзаже зимнего вечера оно казалось пустынным и неприветливо угрюмым. Редкие прохожие сосредоточенно проскальзывали мимо, совершенно не обращая внимания на то, что делается по сторонам. Они появлялись из темноты неосвещённых узких улиц и тут же растворялись в непроглядной темени, с какой-то неистовой скоростью наступавшей с востока. Ночь пробивалась сквозь трухлявые заборы, заползала в каждую щель, каждый угол, и лишь яркая белизна свежего снега выражала свой решительный протест, блистая бледным, искрящимся от бликов покрывалом.
Я шёл сам, не зная куда. В голове роились мысли, наполняя душу унынием и тоской. Возле какого-то переулка за мной увязалась маленькая, продрогшая собачонка. От каждого моего движения она вздрагивала, затем останавливалась и глядела на меня таким несчастным взглядом, от которого щемило сердце. Я, почему-то, в моей сложившейся жизненной ситуации, представил себя этой собакой. Она слабая, голодная, замерзшая до костей, блуждает пустынными лабиринтами улиц, и я такой же одинокий, никому не нужный. Во всем огромном мире вряд ли найдётся хотя бы один человек, которому было бы до меня дело. Разве, что только родители.
- Господи, помилуй!! - Вместе со вздохом вырвалось у меня из груди.
Это остановило молодую женщину, медленно спускавшуюся по гладкому от ледовой корки спуску, на высоких каблуках, совсем не зимних сапог.
- Что с вами, вам нехорошо?! - С искренним участием спросила она, пристально вглядываясь в мою сгорбленную от холода фигуру.
От ее слов я моментально опомнился и решил спросить, как мне пройти к местной церкви.
- К церкви? - Удивилась она. - Вы идёте в противоположную сторону! Так вы выйдете к молитвенному дому свидетелей Иеговы. Или вам туда?
- Нет, мне нужна православная церковь. Там отец Георгий служит, благочинный, - сказал я, но мои слова почему-то насмешили женщину.
Сдерживая смех, она ответила:
- Я не знаю, кто такой отец Георгий, тем более, где он служит. В церковь не хожу, да и не крещёная я. А вот где она находится, с удовольствием покажу, тем более, что нам по пути.
Алина, так звали мою новую знакомую, оказалась очень общительной женщиной. Хотя женщиной её вряд ли можно было назвать. Ей всего-то исполнилось двадцать шесть, но в эти годы она успела уже хлебнуть горя. С мужем рассталась в прошлом году, он выкрал у нее их ребенка и уехал в неизвестном направлении. Мама не выдержав такое, слегла в болезни и теперь не встаёт с постели. А тут еще брат-наркоман недавно вынес из дому все ценности, продал их и на вырученные деньги накупил смертельного зелья, обкурился, лежит теперь вторую неделю в коме, и нет надежды на то, что придет в себя. Алина рассказывала, и из ее глаз текли слёзы, горошинами скатываясь на черное, дорогое пальто, оставляя тоненький хрустальный след.
- А вы священник?! - Вдруг спросила она, смахивая платком влагу с густых и тяжелых от косметики ресниц.
Я лишь утвердительно кивнул головой в ответ.
- Ой, как интересно. - По её лицу проскользнула неестественная улыбка, которая всё же не скрыла природную искренность моей собеседницы. - И что, у нас служить будете?
- Да нет. Меня в Покровское направили. Это я к благочинному иду. Порядок такой.
- Как жаль. Давно душа болит, хочется с кем-то поделиться и терпеть сил уж не хватает! Знаете, вот к вам бы я пошла на исповедь.
- Для начала надо крещение принять!
- Ну, да, конечно… Мы почти пришли. Вам наверх, церковный забор уже отсюда видно, ну, а мне дальше. - Алина вся сникла и вроде бы расстроилась.
Было видно, что разговор наш ей по душе, возникало много вопросов, она искала выход из тупиковой житейской ситуации, а главное, не будучи крещенной, она верила. Причём, верила искренне, нужно было только подсказать.
- Будет время, приезжайте в Покровское. Всё ещё будет хорошо, обязательно будет. Бог милостив, - сказал я прощаясь.
Алина вдруг остановилась, резко обернулась и, улыбнувшись, сказала:
- А вот возьму и приеду!
Если б я знал тогда, как важна была для неё эта встреча. Нет, не только для неё, но и для меня. Через некоторое время наши дороги снова переплетутся, и, как мне кажется, навсегда. Судьбы Божьи неизведанны, пути Господни неисповедимы. Ну, а пока я поднимался ступеньками к скромной калиточке церковной ограды, Алина растворилась в темноте не осветленного переулка.
Переглядів: 168 | Додав: Master_Lee | Рейтинг: 0.0/0