Головна » 2012 » Жовтень » 13 » Повесть о приходском священнике 1
12:52
Повесть о приходском священнике 1
С отцом Виктором мы познакомились случайно[ ?], в паломнической поездке по святым древним местам
России. Задумчивый, всегда сосредоточенный, молчаливый, он скорее похож был на погруженного в себя инока, но никак ни на приходского священника.
Как-то вечером, когда наш пароход проплывал вдоль извилистых берегов живописной Волги, я вышел полюбоваться вечерним закатом, который сегодня казался особенно чудесным. Багровое солнце утопало в темнеющих кронах лохматых сосен, перекатываясь по плавным клубням пушистых облаков. Если смотреть на него, прищурив один глаз, то казалось, что его тускнеющий свет менялся с каждой секундой, словно борясь с неумолимой тьмой, надвигающейся с востока. Лёгкий, но прохладный речной ветер пронизывал насквозь, бодрил и прогонял сонливость, которую вызывала монотонная корабельная качка.
- Чудесный вечер, - вдруг проговорил отец Виктор, глядя куда-то вдаль, где скрывалось пламенеющее солнце,- и совершенно не похож на тот, что случается наблюдать у себя дома.
Поначалу я даже не понял, обращается ли он ко мне или произносит мысли вслух. Подняв воротник куртки, я решил подойти к нему, проронив фразу, чтобы поддержать разговор:
- В чём же разница?
Отец Виктор улыбнулся, и я впервые увидел, как засияли его глаза.
- Может и нет её, этой разницы, только вот каждый раз поражаешься удивительной премудрости Творца. Как всё мудро и прекрасно устроено. Жаль, что у современных людей не всегда хватает времени увидеть рядом то, что успокоит и умиротворит душу, обрадует глаз, вызовет восторг. - Он говорил эти слова, глядя в тускнеющую сумерками даль, и видно было, что в душе этого человека царило восхищение и торжество.
После недолгих философских рассуждений наш разговор плавно перешёл на духовную тему, и я спросил его, где он служит, какой у него храм, и в честь какого святого он освящен. Отец Виктор вдруг изменился в лице, глаза его опустились, стали снова задумчивыми и сосредоточенными. Он зачем-то снял скуфью, пригладил непослушные, густые волосы, которые ветер тут же разметал в беспорядке по всей голове, словно готовясь к ответственной беседе, тяжело вздохнул и начал рассказывать:
- Вы спрашиваете о храме?.. Храм у меня, Божьей милостью, хороший, уютный, красивый. Все сделано с любовью, каждый кирпичик положен с душой. Это плод общих посильных трудов, молитвы, если хотите, слёз. Все, абсолютно все прихожане, принимали активное участие в его созидании. В той местности никогда не было церкви, всё приходилось начинать буквально с нуля. Но Господь нас не оставлял. Более ста человек присутствует на богослужении, есть воскресная школа, трапезная, иконная мастерская. Сделали небольшой парк отдыха для детей и взрослых, огромную оранжерею цветов. Все, слава Богу, живи да радуйся, удивляясь безграничной милости Творца. Но так было не всегда... Священником я стал неожиданно для себя. Знаете, есть выражение: «Бог призвал». Вот так и меня. Мне исполнилось лет двадцать, когда я к владыке приехал с прошением рукоположить меня. Он посмотрел на меня недоверчивым взглядом и спросил:
- Ты женат?!
- Да, владыко,- смущенно ответил я, отчётливо понимая, что мой юный возраст никак не внушает того благоговения и уважения, которое обычно вызывает человек в священном сане.
Но владыка принял моё прошение, благословил пойти к секретарю, чтобы уладить все формальности и назначил день рукоположения.
Не помню, как доехал домой. Мою душу переполняло столько эмоций и чувств, что кружилась голова, и трепетно колотилось сердце. Не хотелось ни есть, ни спать, ни думать о чём-то другом. Все мысли были заняты лишь тем днём - священнической хиротонии. Словно стараясь полностью покончить с прошлой жизнью, я сложил, свалил, набросал в кучу уже ненужные, как казалось мне, вещи и, усевшись в кресло, с нетерпением стал дожидаться жену.
Будучи старше меня на два года, моя супруга Аня окончила театральный университет и мечтала об успешной артистической карьере. Пару месяцев назад она устроилась на работу в театр «Драмы и комедии». Снявшись в эпизодической роли в каком-то популярном сериале, она еще сильнее загорелась мечтой о блистательном будущем звезды киноэкрана.
Моё желание стать священнослужителем она не воспринимала всерьёз, попросту не обращала на это внимание. Казалось, что после этих съёмок, Аня вообще мысленно пребывала где-то далеко, не со мной. Она выглядела рассеянной, взволнованной, объятой какой-то непонятной эйфорией. Я утешал себя, что это пройдёт, да и, честно говоря, теперь и сам не мог ни о чём думать, кроме предстоящего священного таинства.
Аня прибежала в тот день радостная и окрылённая. Ей дали новую, ответственную роль. С порога она принялась трезвонить о своём драматическом образе, много шутила и смеялась. Глядя на неё я вдруг понял, что не нахожу слов, чтобы сказать о своём решении принять на себя священный сан. Вряд ли мне дадут приход в городе. Сейчас открывается множество церквей, просыпаясь от долгого безбожного дрёма. Батюшка нашего храма, благочинный отец Василий говорил, что критически не хватает кадров для глубинок и сельских парафий. Как же сказать моей Анечке, что мне придется уехать далеко, в какую-нибудь деревеньку, безо всякой реальной перспективы, надеясь только на милость Всевышнего. Поедет ли она со мной? Так ли сильна её любовь ко мне, как она говорит, чтобы бросить любимую работу, расстаться навечно со своей мечтой? Чем больше я об этом думал, тем отчетливее понимал, как невыносимо тяжело сказать о моём необратимом решении.
- Ты не заболел? - Вдруг неожиданно произнесла Аня, присаживаясь рядом со мной.
Её тёплая, нежная ладонь мгновенно очутилась на моем лбу, и усталые глаза блеснули тревогой, ожидая ответа. Ах, сколько в этих чистых, искренних глазах было любви и участия. Они сияли искорками заботы и тут же, в долю секунды, тускнели печалью, путаясь в догадках о том, что я никак не могу ей сказать.
- Я был сегодня в епархии,- выдавил я из себя, и сам удивился своему голосу.
Он звучал глухо и подавлено, словно пробиваясь сквозь замершую стену непроходимого леса.
Аня встрепенулась, хотя и не совсем ещё поняла, что я хотел сказать. Она приподнялась, смахнула с лица рассыпавшиеся черные, как смола, пряди густых волос, спросив:
- Зачем?
- Подал прошение о рукоположении, - ответил я, чувствуя, как тяжелый ком подкатывает к горлу.
Я опустил голову и уже не мог поднять её, так как не в силах был выдержать взгляда своей жены. Он стал почему-то таким растерянным и несчастным, отчего у меня перепуталось всё в голове, и я просто задыхался от волнения.
- Через две недели у меня ставнические экзамены, а затем диаконская хиротония.- Проговорив это, я встал и вышел на кухню, чтобы выпить воды.
В горле совершенно пересохло, и появился лёгкий озноб. На улице разыгралась вьюга. Ветер резкими порывами бросал в разрисованное морозом стекло мелкие крупинки снега, свистел тревожным воем сквозняк сквозь неплотно закрытую форточку. Мне казалось, что я стою перед жизненно важным выбором, ещё не совсем точно сознавая, насколько он для меня важен.
- И что теперь?- Послышался за спиной голос Ани.
- Я стану священником. Скорей всего поеду служить в какое-нибудь село, - ответил я, прислонившись к краю подоконника и вглядываясь в тёмную даль зимнего вечера.
- А как же я? - Аня осторожно обхватила моё запястье, и я почувствовал, как дрожит её рука.
- Поехали со мной…- Я, конечно же, понимал, что мое предложение звучит само по себе глупо, но в глубине души надеялся на то нереальное чудо, которое бы дало нам шанс не расставаться.
- Ты решил всё за нас?! - Она выпустила мою руку и, встав рядом, стала рисовать пальцем фигурки по холодному, запотевшему от тёплой влаги стеклу. - Тебе, конечно же, нет дела до моих успехов, моих достижений. Я всю жизнь мечтала сниматься в кино, играть интересные роли, вживаться в образы своих героинь и стать известной. И теперь, когда у меня начало получаться, я близка к осуществлению своей мечты, ты заявляешь невесть что!! Что я буду делать в этой глухомани?! Коров доить я не умею, картофель выращивать тоже! Ты предлагаешь мне похоронить себя заживо!
- Зачем же так всё омрачать? У жены священника не меньше работы, чем у него самого. Ты даже представить себе не можешь, как нужна мне будешь там. Я не представляю и минуты прожитой без тебя! - После этих слов она задумалась, прошлась не спеша по комнате и, не говоря ни слова, накинув пальто, вышла из дома, не закрыв за собой входную дверь.
Только через два часа я понял, что Аня не вышла - она ушла, ушла, оставив мне тяжесть мысленных мучений на всю долгую ночь.
На следующий день, придя домой, я обнаружил, что некоторые вещи Ани отсутствуют. Она забрала их и ушла к родителям. Поговорить с ней не удавалось. Мне не открывали дверь, на телефонные звонки она не отвечала.
После того как мы расстались, я погрузился в уныние. Ничего больше не радовало, а неистовое желание стать священником вдруг померкло, и я оказался загнанный в тупик житейских обстоятельств.
Наш приходской батюшка всячески поддерживал меня. Он говорил, что это всё искушения, что ни в коем случае не стоит им поддаваться, и чтоб я не отступал от принятого решения.
- Всё наладится, вот увидишь,- ласковым голосом говорил он мне, хлопая по плечу. - Ты становишься на тернистый и очень тяжёлый путь. Надо быть готовым ко всему, ибо отныне, враг рода человеческого - диавол - не оставит тебя в покое, подвергая всяческим испытаниям. Он не остановится ни перед чем, для того, чтоб сломать тебя, уничтожить, ввести в отчаяние или в пагубу. Вино, деньги и женщины - это три главные искушения, через которые нечистый дух будет постоянно действовать на тебя. Лишь только немножко поддашься, считай, пропал. Всё дальше и дальше будут увлекать тебя страсти и пагуба. Будь внимательный в малом, дабы не сотворить больший грех. Держись, я буду молиться за тебя!
Рукоположили меня почти сразу. Помню конец февраля был, снега навалило, мороз градусов двадцать. Всё так красиво, светло вокруг. Внутри что-то вдруг изменилось. Вроде я и вроде не я. Ко мне все подходят в храме, благословения берут, поздравляют, о чём-то спрашивают. А я словно и не на земле вовсе, такое неописуемое чувство овладело мной, слов нет таких, чтоб передать. «Вот, - думаю, - теперь совсем жить по-другому стану. Каждый свой шаг, каждую мысль стану контролировать, я ведь теперь не просто человек, а пастырь духовный, батюшка». Конечно же в мыслях всегда все проще, чем на деле, но очень уж хотелось сразу походить на опытных, боговдохновенных старцев из книг, которые в те дни я читал просто запоем. Всё казалось так легко и просто, что хотелось скорее на приход. Из книг я узнал и о жизни на приходе. Сколько трудностей, испытаний и искушений предстоит пережить. Но в результате всегда ждёт духовная победа. И я, окрылённый юношеской романтикой, старался не слушать беседы приходских священников, приезжающих в собор, и не вникать в их мрачные рассказы.
Как я и ожидал, дали мне направление в самую глубинку нашей области. Село называлось Покровское, видимо по названию храма, который когда-то разрушили там большевики. Пять лет назад, по просьбам верующих, открыли новый, в помещении бывшего медпункта. Вручили командировку, и владыка по-отечески взяв меня за плечи, сказал:
- Храни тебя Господь. Не сломайся под тяжестью многих трудностей и искушений. Помни, что ты пастырь и воин Христов. Каждый прихожанин твоего храма - это не просто человек. Главное в нем, его бессмертная душа, которую ты должен привести в Царство Небесное. Ступай с Богом!
Переглядів: 210 | Додав: Master_Lee | Рейтинг: 0.0/0